Жажда-2020: Севастополь готовится выпить окрестные карьеры

Жажда-2020: Севастополь готовится выпить окрестные карьеры

Жажда-2020: Севастополь готовится выпить окрестные карьеры

Если засуха в Крыму продлится в 2021 году, положение полуострова станет отчаянным

В Севастополь начали подавать воду из резервного водоема у горы Гасфорта. Об этом сообщил глава города Михаил Развожаев в ходе заседания правительства 15 декабря.

«Сегодня воду из водоема у горы Гасфорта запустили. Благодаря этому мы уже экономим порядка 10 тысяч кубометров воды Чернореченского водохранилища», — сказал Развожаев.

По его словам, воду из Кадыковского карьера, расположенного в Балаклаве, должны подать в Севастополь в конце декабря. Власти Севастополя также намерены построить новый водозабор на реке Бельбек для сбора паводковых вод.

Напомним, обмеление крымских водохранилищ принимает катастрофические масштабы. С 14 декабря в Большой Ялте воду подают по графику — три часа утром, три вечером. В Симферополе вода в дефиците с лета. Ограничения водоснабжения введены также в Евпатории и еще 30 населенных пунктах полуострова.

Власти принимают пожарные меры: перебрасывают в водохранилища, питающие крупные крымские города, воду из ближайших доступных водоемов. Так, закончена врезка перемычки, которая позволит подать воду с западного направления до Аянского водохранилища — одного из трех, обеспечивающих водой Симферополь. Специалисты также рассчитывают перехватить воду для крымской столицы из Вилинского и Ивановского водозаборов.

Весной можно будет возобновить перекачку воды из Тайганского водохранилища в Симферопольское по трубам, проложенным специалистами Минобороны РФ — ее приостановили на зиму с 15 декабря.

Но эти меры явно недостаточны. Неслучайно идут разговоры о строительстве нескольких опреснителей морской воды — не только в селе Фрунзе в Сакском районе, как планировалось изначально, но еще близ Ялты, Судака, Керчи и Феодосии. Губернатор Сергей Аксенов поручил подыскать для них подходящие локации.

Впрочем, дойдет ли до строительства опреснителей — вопрос открытый. Премьер Михаил Мишустин в октябре утвердил план по бесперебойному обеспечению Крыма водой с бюджетом 48 млрд. рублей, и в нем в качестве основных источников водоснабжения рассматриваются подземные горизонты.

Спасут ли Севастополь от жажды предлагаемые меры, что мешает напоить Крым?

— Использование поверхностных источников для решения текущей проблемы вододефицита Севастополя имеет смысл, — считает директор компании «Отечественные водные технологии» Вадим Куликовский. — Во-первых, это переброска воды, накопленной в Кадыковском карьере, в речку Черную выше основного городского водозабора. Во-вторых, переброска воды, накопленной в Гасфортовском пруду, по руслу речки Сухой в ту же Черную. Все это позволят использовать воды, накопленные в предыдущие периоды, для водоснабжения города.

Эти мероприятия нельзя рассматривать как дополнительные источники водоснабжения. Источники наполнения этих двух водоемов неизученные, и скорее всего довольно слабенькие. Но если за какой-тио период в них накопилась вода — ее использование в текущей ситуации логично и правильно.

Что касается реки Бельбек, там сейчас строится ковшовый водозабор емкостью 150 тысяч кубометров, станция водоподготовки и насосная станция. Насосы будут подавать воду из ковша на станцию водоподготовки на гидроузле № 3 — это основной севастопольский гидроузел, куда приходит и Чернореченская вода.

С моей точки зрения, для текущей ситуации мероприятия на Бельбек дадут сомнительный выигрыш. Стройка, несмотря на удивительно высокие темпы, закончится в апреле-мае. В это время заканчиваются паводковые явления на Бельбеке, и наступает межень (низкий уровень воды, — «СП»), а в межень Бельбек иногда просто пересыхает.

Так что рассчитывать, что с окончанием стройки из Бельбека удастся подавать значительные объемы воды, не приходится. Тем более, самым критичным для водообеспечения региона является сценарий, при котором засуха, характерная для 2020 года, продлиться и на 2021 год. Надо сказать, такой сценарий для Крыма достаточно типичен — когда засуха развивается в течение двух-трех лет. В этом плане сооружение в Бельбеке рассчитано не на текущую ситуацию.

Но в перспективе такое сооружение может быть полезным. Оно позволит разгрузить основной источник снабжения Севастополя — Чернореченское водохранилище, и накапливать в нем необходимый объем к межени. Надо понимать, что объем, который в нем запасается, приблизительно равен объему, который Севастополь потребляет за год.

Есть еще проблема с сооружением на Бельбеке. Оно расположено вблизи устья, и должно обладать серьезной водоподготовкой. Бельбек река достаточно грязная, особенно в паводок, когда идет подтопление сельхозугодий и с них могут смываться сельскохозяйственные удобрения. Для питьевого водоснабжения это серьезный фактор. К сожалению, нет уверенности, что эти вопросы достаточно исследованы при проектировании станции водоподготовки, которую там сейчас сооружают силами Минобороны.

«СП»: — Сколько Севастополь сможет продержаться на воде, которую перебросят из карьеров?

— В Кадыковском карьере сейчас где-то 3,5−4 млн. кубометров воды. Ну и в Гасфорте чуть побольше. Кроме них, на территории Севастополя есть еще несколько водоемов, которые могут быть источниками дополнительной подачи, в том числе по руслу Черной. Это, например, пруд в селе Широков — в нем около 2 млн. кубометров, причем, в 2014 году он уже использовался как дополнительный источник.

Думаю, сейчас имеет смысл провести мониторинг всех таких водоемов, и готовиться к тому, чтобы подключать их к системе водоснабжения Севастополя.

Замечу, что Севастополь потребляет 120−140 тысяч кубометров в сутки. Соответственно, 1 млн. кубометров дает возможность снабжать город водой неделю. Если воды в карьерах близ Севастополя порядка 10 млн. кубометров — городу этого хватит примерно на 2 месяца (с учетом, что до дна водоемы вычерпать не удастся).

«СП»: — Есть ли у Севастополя резерв подземной воды?

— В среднем Севастополь 75% потребляемой воды получает из Чернореченского водохранилища, и 25% - из подземных источников, основные из которых Инкерманский и Орловский водозаборы. Есть также ряд подземных водозаборов поменьше, которые снабжают близлежащие населенные пункты.

Инкерманский водозабор, являясь подрусловым, испытывает сейчас определенные трудности: дебет такого водозабора в засуху меньше, чем в водообильные периоды. Что же касается Орловского водозабора, там добывается воды достаточно много, но все же в пять раз меньше допустимого водоотбора. Дело в том, что качество воды Орловского водозабора не отвечает санитарным нормам по параметрам жесткости и минерализации. И чем больше воды там отбирается, тем больше эти параметры уходят от нормируемых величин.

Но сейчас, наверное, другого выхода нет, как добывать воду на Орловском водозаборе. Там проведены исследования по водоподготовке, и найдено решение, которое не использует дорогие мембранные технологии. Это так называемое реагентное умягчение — очень компактное, прогрессивное, без каких-либо отходов. Если такое решение будет реализовано, оно позволит использовать Орловский водозабор в нынешних масштабах, и получать воду нормального качества.

Кроме того, компания «Росгеология» разбуривает еще несколько площадок, самая перспективная из которых расположена тоже на реке Бельбек. Речь идет об освоении подруслового стока. Даже когда реки высыхают на поверхности, они сохраняют так называемый подрусловый сток: в отложениях под землей — под руслом — продолжается движение воды в сторону моря, и всегда есть возможность добывать эту воду. На Бельбеке должно быть много неглубоких, малодебетных скважин — возможно, здесь тоже будет прирост нескольких тысяч кубов в сутки.

— Властям нужно думать о развитии водного хозяйства Крыма, а сейчас речь идет об экстренных мерах, — отмечает научный руководитель Института водных проблем РАН Виктор Данилов-Данильян. — Эти меры на перспективу существенного значения не имеют. И я опасаюсь, что увлечение бессистемными экстренными мерами в перспективе только осложнит крымские водные проблемы. Мы, по сути, вовлекаемся в порочный круг, и решаем водную проблему на манер латания Тришкиного кафтана.

Должен сказать, что переброска воды из Бельбека — если ее сделать аккуратно, перебрасывать только паводковые воды, и только для пополнения Чернореченского водохранилища, — может оказаться разумным решением. Но в масштабах Крыма это очень частное мероприятие, которое поможет только Севастополю.

«СП»: — На что надеются крымские власти, перебрасывая воду из карьеров и наскоро пробуривая артезианские скважины?

— Они таким образом надеются дожить до нормального по водности года — надеются пережить маловодный 2020-й год. Вопрос, что будет, если 2021 год также окажется маловодным, крымским чиновникам пока в головы не приходит.

Если же маловодными будут и 2021-й, и 2022-й годы, это будет означать катастрофическую нехватку воды в Крыму. В этом случае ничего другого не останется, кроме как завозить ее на полуостров танкерами.


Источник новости 

https://svpressa.ru/society/article/284808/